wolfox: (pumpkin)
Осень носит опавшие листья, чужие фразы, ледяным языком небо пробует осторожно. Кто приходит на наше крыльцо говорить о разном? Тили-тили, король, королевич, портной, сапожник. Тили-тили, придвинься поближе к огню в камине, тех, кто бродит снаружи, оставь, не пускай, не надо. Эти ночи крадут твою правду, судьбу и имя, сотню прочих взамен выдавая - щедрей расклада не бывает... но только внутри остается холод, остается дыра, чтоб свистеть золотому ветру.

"Если я бы царицей была", - чей-то слышен голос, - "меня звали бы Лиза, Элизабет, Лизавета. Я была бы щедрее, чем можно себе представить, вечера бы давала, пиры, медяки для нищих. В ярких залах моих был бы свет, как янтарь, расплавлен, сотни, тысячи свеч, пусть за окнами тени рыщут. Меня звали бы Дара, Ассирия, Клеопатра, золотые заколки, рубины горячих ягод. Покрывала из шкур серебристого леопарда, меня звали бы Хлоя, Елена, Лорена, Магда."

Тили-тили, шептанья утихли, молчи, не слушай. Тот, кто выйдет, домой не вернется, такое время. Ветер с южных окраин, собаки, вострите уши, кошки бродят по тучам, окутаны сонной ленью. Виден месяц, заточенный остро - хоть рвать, хоть бриться. Старый ключник закрыл свою лавку на той неделе. Вот часы пробивают на ратуше - двадцать, тридцать. Вечер с южных окраин, раскрашенный черно-белым.

Каждый в детстве играл - королевич, портной, сапожник, мастерил себе шпагу из щепок стальной осины. В этих играх - у Хмурого леса, на Глушь-заложье - заложилась особая... словно бы и не сила. Кто-то был Робин Гудом, из лука разя деревья. Кто-то Мэриэн, юной, прекрасной, лук резал в ужин. Д'Артаньяном скакал за подвесками - ну! скорее! - и копыта качалок-коней разбивали лужи. Темным Духом-Скитальцем бродил по примятым травам, мрачным Воином Лэ зарабатывал жизнь и славу...

Как бы ты ни играл, ты всегда был собою, правда? Ни имен, что из книжек, ни шкуры - не приросла бы.

Вечер чует таких, и ему они всех вкуснее. Не ходи за порожек, там месяц, шептанье, песни, черно-белые лица и пыльные духи-змеи; не ходи, не ищи этих дев, что всего чудесней. Сохрани свое имя - сном, рыцарем, мушкетером, кем бы ты ни играл - ты всегда был собой, и только. Тили-тили, король, королевич, равнины, горы, бесконечное море в крупинках едучей соли. Тили-тили, сапожник, портной, по ступенькам топот. Сохрани свое имя в украденном нашем мире. Тили-тили, за окнами хищный гуляет шепот, сквозняком из углов задувает огонь в камине, и стрекочет в трубе, и когтями скребет по двери, и следы горячи, хоть согреты холодной кровью.

Кем бы ты ни играл, оставайся собой - я верю. Сохрани свое имя - последнее из сокровищ.

Тили-тили, глотатель имен, уходи, не слышу. Называй меня этим, коротким, простым, ничейным, это черные птицы ночуют на нашей крыше, и у каждого слова пять тысяч и пять значений. Называй меня кличкой любой - и она пристанет, и уйдет от порога охота болотной чуди.

Тили-тили, крыльцо золотое, глухая стая. Тили-тили, сапожник, портной, ну а ты кто будешь?

wolfox: (black fox)
"Three decades ago, London was stolen by bats."

Что за время - все тащат, всё тащат, спеши хватать. Не обчистил карманов сегодня - считай, зря прожил. Ввек не видел кого-то, чья совесть вполне чиста... нет, ты тоже не в счет, отойди, воровская рожа. За окном громыхают раскаты - опять гроза, пересядем поближе к камину, слегка погреться.

Этот город - ты знал? - был украден сто лет назад. Все летучие мыши: управы на тварей нету!

Был украден, исчез в промежутке безумных слов, и с тех пор все не так, вперемешку, вразброд, вкрутую. Плащеносцы приходят из темных своих болот, на соседа посмотришь - а он как зеленый студень. Многоножки-трамваи, бродяги, хорьки, грибы... от последних хоть толк - освещают дома ночами. По проспекту проходит сверкающий медный бык, и мышиный король поит нищих бесцветным чаем. Впрочем, можно привыкнуть: привыкли, живем, коптим. Приручаем хорьков, и со студнем играем в кости. Стало больше работы: колеса с холма крутить, стало больше заботы, кого приглашаешь в гости. Но до завтра ты лучше наружу не вылезай, ну хотя бы не суйся в Топленый и Нижний Город.

Этот день был украден полвека тому назад. Говорят, будто лисы его утащили в норы.

Был украден, как есть - поминутно, от сих до сих, и с тех пор его время как будто совсем сбесилось. Хочешь кофе глотнуть - воду час для него носи, только встанешь с утра - и куда подевались силы? Встречу в полдень забил, поглядел, а уже темно, вздумал с книгой присесть - за минуту закончил чтенье... А по улицам ходят созданья из странных снов, коготками вцепляются крепко в чужие тени. Звон копыт за углом: посмотри, никого там нет. Колокольные звоны вдали: не ходи, не надо. Может выпасть лягушечий дождь, или ржавый снег, или просто вчерашним замусорит листопадом. Лучше здесь посидеть, и не надо топтать сапог... Что ты там болботал, повтори, и еще вина бы.

Говоришь, два десятка... иль три... лет прошло с тех пор?
Говоришь, был украден? А кто? И того не знаешь?

Много здесь вороватых таких: например, коты (полосатые - хуже), крысята, вороны, змеи. Псы, болотники, тряпки ползучие и кусты... и, конечно же, люди. И с ними - всего сложнее. Вот - возьмут и утащат, подбросят потом куда, и живи там как можешь, и цапай, чего успеешь. Не хотел бы я так; впрочем, толку теперь гадать. Да и ты не морочь мне мозги, ведь вопрос - на пенни. Каждый может вернуться, в одну из таких ночей это проще простого и крепче крысиной стали.

Самого-то себя украсть - ничего легчей! Только главное - быстро смотаться, чтоб не поймали.

Раз украл - то твое, и не должен, и не слуга, и свободен идти хоть куда, хоть и к нам бы в гости. Здесь научишься рвать кошельки, станешь, брат, богат, этот город украден, и в нем все легко и просто. Наше время такое: кради, значит, будет толк. Проходи меж тенями, скрывайся в туманной вате...
Что там? Где твой кинжал? Ну а я ему сторож, что ль?
Это лисы. Иль мыши. Здесь много их, вороватых...
wolfox: (black fox)
всем, кто любит Нонлондон, Задверье и Падший Лондон
(разные ли двери ведут в них?)

Сказки тянут фразы, листы, картинки, сказки ходят об руку с октябрем. Что такое тень у твоих ботинок, силуэт чернильный под фонарем? Вот исчезла, видимо, блик случайный. Вот опять - растет от твоих шагов.
Дай им волю - тени сплетутся в тайны, человечьи - в тени от городов.

По спине порою холодным веет, шелестит чужой чешуей во снах. Небоскребы, "ростиксы" и хайвеи - значит, рядом Скрытая Сторона. В волчье-сером Риме, в седом Лионе; посчитай Варшаву, Стокгольм, Берлин - если населенье от миллиона, вам другого груза не завезли. Самоцветы-парки и теплый камень, перебранки чаек, хребты мостов. Скрытый Город тает под каблуками и туманом прячется под пальто. Позови - и может быть, он услышит, не жалей потом, не ищи тепла.

Лэн идет по улице. Дел - по крышу. Как обычно, в общем, сплошной дедлайн. Позвонить клиенту, заказ доделать, ранним утром - встреча, в четверг отчет. Постирать штаны и почистить велик, кран протек на кухне, болит плечо. Нет еды - купить бы хоть пиццу с перцем, в морозилке сохнет один пельмень...
Вот на стенке - граффити, в стенке - дверца.
(Не зеленая: дерево, бронза, медь.)

Ясен пень - ее не бывало раньше. Ни глазка, ни надписи, ни звонка. И фонарь над трассой слегка пригашен, тишина отчаянна и хрупка. Ты бы знал, как вывернуть: хуже? лучше? Ты рискнул бы, крикнул "постой!" ему?
Крепко сжаты пальцы на стертой ручке, и открыта дверь в золотую тьму.

Так бывает, видишь потом в газетах: мол, брюнет, в джинсе, двадцать пять на вид. За окном скребутся сухие ветки. На дороге карту найдешь - не рви.

Здесь найдут, кому написать ужастик: про орды маньяков, про древний культ, про забытый век и чумную маску, и, конечно, зомби гнилой укус. Кто добавит блесток, соплей, вампиров, кто-то - космос (он ни при чем? и что?). Две колонки, фото берем пошире, заголовок - больше и четче...
Стоп.

Блюз небесных сфер, три лихих аккорда переходят в странный восточный джаз. Лэн идет по улице. Дел - по горло: починить приемник и два ножа. Разузнать, какой часовщик из Нижних угрожал главе подворотных крыс. Подгрести в "Две Кружки" за синей пижмой, записать Шог-Нола на старт игры. Разослать угрозы Дырявым Дулам, завтра к чаю с рыбой позвать кота...

Мир гораздо проще, чем ты подумал.
Мир гораздо больше, чем ты мечтал.

Абсолютной тьмы не бывает, братец. Абсолютный свет - ерунда и чушь. А оттенков нашему веку хватит, выбирай, раз можешь сказать "хочу". Выбирай, и топай под горку прямо, мимо тихих вод и болотных сов. Сбоку будет мост, колесо и дамба. Путь укажет стрелками от часов. У Кривых Ворот проживает Мастер, он смастрячит паспорт за три гроша.
Я не знаю, будешь ли ты там счастлив.
Это, парень, - только тебе решать.

Скрытый Город прячется в каждом сердце, предъявляет каждому длинный счет. Лэн идет по улице, видит дверцу - и проходит мимо, шурша плащом.

Profile

wolfox: (Default)
wolfox

December 2016

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18 19202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:32 am
Powered by Dreamwidth Studios