wolfox: (steampunk_3)
Команда Стимпанка, увы, досрочно сошла с ФБ-дистанции. Впрочем, это означает, что можно выкладывать свое, не дожидаясь официального деанона. Чем и пользуюсь.

засыпаю под рокот машин, под жужжанье винтов,
вижу сон, будто я — беспокойный воздушный кочевник:
десять лет я охочусь за белым летучим китом,
прорезая стрелой корабля облака и теченья.

вот почтовые чайки беспечный ведут разговор
о погоде: не будет ли вихря, дождя или града...
через борт перегнувшись, я вижу лоскутный ковёр,
перешитый, как нитками, рельсами и виноградом.

под собою не чуя устойчивой тёплой земли,
мы с китом нарезаем окружность по кружеву кручи:
туча сыплет дождём по реке, что впадает в залив,
что становится морем, потом испаряется в тучи.

потому что для каждого в жизни предписана цель:
чайке — письма, полёт — дирижаблю, а крепости — знамя.
белый лаковый хвост в кучевом исчезает венце,
я командую «полный вперёд», не умея, — не зная,

за китом ли, слоном ли; за чёрным, за белым — забег,
по лоскутной доске, королевскою пешкой до края:
и когда-нибудь я загоню его в угол небес,
и тогда... и, конечно же, в этот момент — просыпаюсь.

в полудрёме схватив лишь обрывок с махровым концом:
кофе, раннее утро, я режу киту бутерброды,
и ему на плавник я креплю золотое кольцо —
«Королевское Общество Строгой Охраны Природы».
wolfox: (steampunk_1)
нет, ни веников, ни швабр - у нас же фирма!
недовольным не останется посетитель.
проходите вот сюда, а потом за ширму,
выбирайте - вы какого щенка хотите?

есть собачка-хризантема, собачка-пончик,
есть поджарые борзые индейских прерий,
есть прекрасные щенки корнуэлльских гончих,
для охоты на корнуэлльских бездомных фейри.

есть собаки с шерстью цвета горячей лавы,
есть бойцовые, зачаты под знаком Марса.
есть терьеры, есть бенгальские волкодавы,
(их прабабушку когда-то скрестили с барсом).

не желаете? прогресс не стоит на месте.
вот другие: только трое еще остались.
на груди у них пятно - белоснежный крестик,
и клыки длиною в мой безымянный палец.

псы господни - лишь у нас, не пройдите мимо!
не удержит их ни цепь, ни могильный камень,
вечно преданны, бесстрашны, неутомимы,
лучший выводок; одобрены Ватиканом.

есть бладхаунды, что чуют печаль и горе,
(если грустно вам, прошу, берегите пальцы),
есть собаки на двойном паровом моторе,
есть собаки из железа, стекла и кварца.

вот болонки - на запутанный мех похожи,
псы-шпионы, что сливаются с каждым фоном...
не понравились? ну что ж, приходите позже.
на неделе будут кошки и два грифона.
wolfox: (волчица и пряности)
Иллюстрации к циклу "Steampunk" (находится по тэгу, плюс рассказ "Дело о призраке" здесь).

Стальной дракон - раз (fullsize по клику):



Commission from oinarii.

Стальной дракон - два (аналогично):



Commission from Fujoshi.

Немного теории:

"В зависимости от размеров, стальные драконы делятся на три типа. Первый - это тень-дракон, самый маленький и быстрый, в холке немногим выше аррантского иноходца, носит одного всадника (при необходимости - двух и багаж). Второй - страж-дракон, в холке достигает двух лошадиных ростов и более, носит одного всадника (при необходимости - до четырех). Третий - самый крупный, гром-дракон, и, поскольку таковых было создано меньше десятка различных, их размеры неоднозначны - но стоящий на всех четырех лапах гром-дракон может заглянуть в окно пятого этажа Университета. Носит одного всадника, при необходимости может поднять на спине десяток, плюс унести в лапах груз в несколько тонн."
(Раблер Торсфильд, "Краткое введение в техмагию для абитуриентов Университета")


Права на рисунки не мои, а авторов, я только скромный заказчик. Плюс многих игровых-браузерных-творческих форумов (в данном случае форума Flight Rising, драконятника, о котором я еще обязательно напишу, как только регистрация откроется) - то, что там за игровую валюту можно заказать рисунки у многих отличных талантливых авторов. С заработком игровой валюты проблем не было, так что... :)

Бонус )

На всякий: I do not own this art, it belongs to its respectful creators. Mine are only OC drawn :)
wolfox: (steampunk_3)
В горячей струе серебристого пара, в янтарных углях, что текут, как смола - гляди-ка, танцует, живет саламандра, все время, пока не остынет зола. Волшебный цветок лепестки распускает, чешуйки карминовым жаром горят, так было веками, так будет веками, к удаче - увидеть ее, говорят. Живет саламандра недолго, неслышно, ее с очага не спасти и не снять. И быть бы рассказу коротким, как вспышка, нелепым рисунком чужого огня...
Но слушай меня.

Он был не героем, а может - героем, по нынешним меркам кто их разберет. Не герцог, не граф, не наследник короны, от блеска брильянтов не ахал народ. Он сел к очагу, обсыхая с тумана, и руку к углям протянул, не боясь. "Со мною пойдем", - предложил саламандре, - "и будем вдвоем, я и ты, ты да я". Но как удержать лепесток огневики? Как жизнь дать для той, что умрет без тепла? Метались по стенам случайные блики, заря занималась, росисто-бела. "Возьми мое сердце", - сказал он беспечно. - "Не все, половину - так будет честней. Ведь нет горячее сердец человечьих, и станешь ты вечно купаться в огне. Я пол-твоего же возьму, осторожно - и что за кинжал меня сможет убить? Расплавится, лишь дотянувшись до кожи; какое им дело до нашей судьбы?" Ушел он с рассветом, спокоен и бледен, с потрепанной сумкой под легким плащом. И быть бы истории странной легендой, каким и вести-то не надобно счет...
Но слушай еще.

Вот Генри - чумазый, угрюмая мина, в одежде, истертой - ну просто беда! Он третий механик летучей машины, он лазит по трубам и узким ходам. Он носит отвертку, как будто бы шпагу, и все шестерни заучил назубок. В субботу с причала отходит "Отвага", и Генри, конечно, уносит с собой. "Отвага" беседует с Генри ночами, и скрип механизмов - как дружеский смех; ничто не случайно, никто не случаен, и то, что случилось - случилось для всех. А есть еще Чарли, и Мона, и Виктор, пилот, навигатор, толстяк-капитан. Легко удержать лепесток огневики - легко, если верные знаешь места. У каждого в сердце, кто пару послушен, кто трогал руками шальной небосвод, живет саламандра - послушай, послушай - иная, стальная, но все же живет. Живет часть того, с кем сроднился и слился, полсердца? - полсердца! - не жалко, бери! Вот жизнь начинается, длится и длится, и огненным жаром исходит внутри. Ты стал его частью, он стал твоей правдой, вы рядом - и вместе взлетаете вы. Бессмертное, вечное, яркое право живых и стальных... нет, живых и живых. Танцуй, саламандра, взмывая все выше, сталь, воздух, и пламя, и солнца лучи.

Что скажешь? История странная вышла?
Пощупай-ка сердце.
Ты слышишь?
Стучит.
wolfox: (steampunk_3)
На южных границах в преддверьи весны неспокойно,
Бродячие феи таскают с тарелок бекон.
По выжженным пастбищам ходят железные кони:
Пружины суставов, шипастая тяжесть подков.

Планеры, мосты, дирижабли и острые башни,
Толкучка вокзалов, имперские флаги, салют.
Газетная память короткая: старый - вчерашний,
А новый напишут под утро, "потом отосплюсь".

Заместо плодов на деревьях родятся кристаллы,
Свиваются рельсы упругим и ровным кольцом.
Здесь магия смешана с запахом дыма и стали,
И порох рассыпан волшебной эльфийской пыльцой.

Команда "на взлет" означает: ты нынче в ответе
За башни, вокзалы и флаги, за тех, кто внизу.
Дракон видит солнце, а всадник - позицию света,
Черту горизонта, лохматую песью грозу.

На южных границах случается все, что угодно,
Но что неугодно - случается чаще вдвойне.
Дракон видит путь в облака и шальную погоду,
А всадник - как дождь превращается в огненный снег.

И в миг между ливнем и снегом, у самого края,
(Защита дрожит, словно мыльный пузырь на ветру)
Драконы и всадники видят одно, - замирая, -
Бескрайнее небо, рассветный ликующий круг.

И кто-то за небом, за взрывами, за облаками,
Ничуть не похожий на нас, и на вас, и на всех,
За этим следит неустанно: годами, веками,
А смерти не видит. Ее не бывает совсем.

wolfox: (steampunk_3)
"Спи, мой тихий, спи, мой мальчик, светит тусклая заря,
Твой отец домой вернется не позднее сентября,
Он за гранью телеграфа, там, на жарких островах,
Где на стенах древних храмов пляшут лица и слова.

Спи, мой мальчик, слушай песню, тает в небе млечный лед,
От причала дирижабль отправляется в полет,
Звезды - клепки на обшивке, блеск посадочных огней,
Феи крутят шестеренки, направляют путь луне.

Карта - с севера на запад и к востоку через юг,
Тень от ратуши опишет на брусчатке полный круг,
Знамя: рог единорога, грифа клюв, драконий клык,
Ночь спускается в столицу, тьма окутала углы.

Север - башни и заводы, синий дым, зеленый свет,
Мхом поросшие машины, звери прячутся в траве.
Север - скалы, лес и горы, медь и пламя, сталь и лед,
Спи, мой тихий, спи, мой мальчик, дирижабль идет вперед.

Запад - море, побережье, рельсы, пар и поезда.
Кто приплыл теперь оттуда, кто опять плывет туда,
Все цвета волос и кожи, смуглый юнга, звон монет,
Косы, бусы, ожерелья, вечер, тонущий в вине.

Юг - озера, степь и камни, небо трогает крылом,
И стеклянные деревья, и курящийся разлом -
Глубь бездонного провала, старый злой эксперимент,
Шрам земли не зарастает уж вторую сотню лет.

Юг - гроза, рычанье бури, день нелетный, ночь без сна,
Духи колкой рыжей стали, ружья, порох, смертный знак,
Юг - опасность, приключенья, место смелых, место-бой,
Дирижабль уходит дальше, так пора и нам с тобой.

На востоке рвутся тучи, греет легкая весна,
Там от края и до края закрывает путь стена.
Сквозь ворота не проехать, не прокрасться, не пройти,
Бдит, хранит предвечный камень, ни тропинки, ни пути.

Лишь остатки от торговли, лишь обрывки странных слов,
Над стеной восходит солнце, шпили чувствуют тепло.
Шепчут камни древней кладки, вторит им рассветный луч:
"Только тот, кто сердцем верен, только тот, кто знает ключ."

Вот видны дворец и школа, пристань, холм и виадук,
Возвращаемся обратно, завершен огромный круг.
Это центр, ядро, столица, и богатство, и залог,
Основание для стрелок, дух Империи и плоть.

Кто шагнул на эти плиты - тот назад придет другим,
Воет в трубах жаркий воздух, хлещут искры от дуги,
Башни колют небу брюхо, бьется время каждый миг,
Кровь сливается с железом и питает этот мир.

Спи, мой ясный, спи, мой мальчик, провернулось колесо,
Север, юг, восток и запад пусть хранят твой тихий сон."
Дирижабль, причал минуя, дальше движется во тьму,
И смотритель станционный машет лапой вслед ему.

З.Ы. И аудиоверсия-песня от [livejournal.com profile] kinomehanik_max. Огромное спасибо!
wolfox: (steampunk_3)
вот столица, и в ней наступает день,
вот мансарда на третьем, и в ней бардак.
Дик - немного философ, а так - студент,
и последний экзамен его не сдан.
(впрочем, ерунда.)

сладко дрыхнуть под грохот и шум карет,
стук по крыше: неделю идут дожди...
Дику снится, что он - заводной скворец,
рычажки и пружинки в его груди:
заводи, гляди!

ему снится, что песня его легка,
бьются медные крылья о гладь ветров,
он - летящий восторг, грозовой закат
и воздушная карта восьми дорог,
и поющий рог.

вот проулок: старьевщик, телега, конь,
разлетаются лужи в осколки брызг.
вот мансарда на третьем, и в ней - покой,
вот скворец аккуратно глаза прикрыл
под напевы крыш.

ему снится, что он - человек и маг,
плоть от плоти земли, и лесов, и рек,
первобытная храбрость, лихая тьма,
недочерченный круг, деревянный крест
да огонь в костре.

чепуха, разумеется, эти сны,
витражи, миражи, перекрестки лжи.
я спросила бы: друг, каково - стальным?
только важно одно: я жива, ты жив,
слышишь, пульс дрожит.

подготовимся к взлету, мой друг, дракон,
если правду искать - я ее найду?
где-то там, за пределами "далеко",
остаются лишь разум, душа и дух,
пух с ладони - сдуть.

через пыль мостовой прорастает дрок,
через смог и туман прорастает снег.
но в крови есть железо, в железе - кровь,
и поэтому, в общем, различий нет
в перестуке дней.

пусть вода или сплавы: пошел отсчет,
и какая нам разница, кто - о чем?
может, в мире ином ты бы был мечом,
я - несущим плечом, ледяным ключом,
золотым лучом.

нынче - в этом, где бал заправляет сталь,
и спокойная сила, и жаркий пар,
раз очистилось небо - давай, взлетай,
скоро полдень уже, сколько можно спать!
приготовься - старт!

вот приземистый дом, черепичный треск -
от кошачьих венчаний, вороньих гнезд.
просыпаются Дик и его скворец,
пробуждаются - с новым весенним днем.
им легко - вдвоем.
wolfox: (steampunk_1)
а еще говорят: в переулки не заходи,
не гляди на витрины, ни стен, ни дверей не трожь.
там грифоны, кентавры и прочая злая дичь,
там бродяги, бандиты и прочий опасный сброд.

там колючие сказки оскалят свои слова,
там бездомные мифы по свалкам крадут еду,
не корми их, не гладь, и ни пенни им не давай -
закружат, заморочат, утянут и уведут.

а еще говорят; впрочем, пусть себе говорят -
как старинные карты меняют свои моря,
как часы циферблаты полуночью серебрят,
как приманивают на флейту ручных зверят.

как высокие трубы рисуют узорный дым,
вдаль поет паровозный гудок и течет ручей,
вниз растянуты вены глубокой живой руды...
я даю тебе семь ключей; расскажу, зачем.

если первый сломать, и второй подарить врагу,
а четвертый и третий запрятать в чужой ларец,
закопать под деревьями пятый: пусть берегут,
то шестой открывает любую из всех дверей.

нацепи на бечевку седьмой, не ходи пустым.
только стрелки остры, шестеренки, края, мосты.
не пугайся, гляди повнимательней: это ты.
в отраженьи витрин, и в часах, и на карте - ты.

вот - зашел в переулок, вот - дверь в магазин открыл,
прочищает по горлу наждачная синева.
вот стоишь ты с ключами, и щеки твои мокры,
и пушистые сказки лохматят свои слова.

wolfox: (steampunk_3)
поздним утром у колодца охладить босые ноги, отряхнуться - лепестками, оглядеться - все весна. солнце всходит за спиною, а заходит за стеною, между сном и горизонтом вечно тянется стена. ледяной водой умыться (тянет скулы, ломит зубы), вот на крышах заискрилась ожерельями слюда...

"там живут стальные звери, молчаливы и разумны, там ползут стальные змеи, что зовутся - поезда. там огромные машины, там дворцы за облаками, там огонь из полых трубок и тепло подземных рек. там могучий император, он - железо, медь и камень, там берут живое сердце - прячут в клетку в серебре."

рельсы стягивает в кольца, развернулись - и по новой, называется - граница, или просто Тихий Край. солнце всходит за стеною, а заходит за спиною, кладка каменных узоров, в глубине таится мрак. станционный красный домик, небо - голубая книга, дымом вычерчены буквы, ждут касания руки.

"там ночами меж деревьев бродят ездовые тигры, а тропинки разноцветьем осеняют светлячки. там волшебные кристаллы, там загадочные метки, колокольчики, озера, зов, таящийся в груди. там бессмертный император, тот, что знает все на свете, там клинок бросают в лаву - он выходит невредим."

на закат - стучат колеса, завораживая ритмом, на восток - зеленой плетью по крыльцу вползает сныть. где-то там - не дотянуться, не прорваться, не докрикнуть...
... солнце всходит и заходит. нету никакой стены.
wolfox: (steampunk_2)
в этом сыскном бюро не берут аванса, в этом сыскном бюро не предложат чаю.
темная комнатушка с одним диваном, и секретарь у выхода не встречает,
запах, как на болоте из чащи леса, стертый паркет давно не знавал уборки.
бледный и тощий тип в серебристом кресле с трех до пяти сидит за своей конторкой.
рядом - собака, что-то по типу дога, мирно читает утреннюю газету...

это крыльцо гостей повидало много, много созданий тьмы и созданий света.

в дырку под дверью порой проползают змеи, тихо шипят учтиво: "проссстите, можно?"
раз за декаду приходят стальные феи, просят найти половинку ржавелых ножниц.
разные звери, кентавры, бродяги, франты, духи, что чем-то звякают или стонут,
дама с пучком крапивы (искала брата), парень в помятой шляпе (искал котенка).
люди в плащах - появляются лишь под вечер, школьники, профессора, колдуны погоды...

в этом сыскном бюро не дают осечек. рано иль поздно находится что угодно.

я расспросить пытался - они ни слова, как ни упрашивай, глупо и бесполезно.
бледный смеется: все существа из крови, или - что то же самое - из железа.
кровь говорит с тобою, но ты не слышишь, только порой под ребрами что-то тянет -
бегать, хватать, метаться, залезть на крышу, ветер ловить, звеня серебром в кармане...
пес добавляет, нос почесавши лапой: это не тема, в общем-то, для беседы,
каждая вещь на свете имеет запах, просто закрой глаза и шагай по следу.
можно найти ключи, адреса и мысли; вора, убийцу, налетчиков даже банду...

в этом сыскном бюро не берут расписок, ценных залогов, чеков любого банка.
вывески нет, и в офисе грязновато - а без рекламы клиентов, конечно, мало.
я предлагал им названье - "Судьба". иль - "Фатум".
нет, не хотят.
говорят, что и так нормально.
wolfox: (steampunk_1)
только стукнет тринадцать - сбегай от заученных истин, от воскресных, навязших в зубах карамельных основ. за фургонами цирка, по палым желтеющим листьям, на вечерний сеанс, где волшебное крутят кино. от учебников, где идеальные "леди" и "сэры" - в мир растрепанных книг, путешествий, дрожащих частот.

"- у меня есть два пенса! гуляем на них, Гекльберри?"
"- у меня есть полпенни. гуляем, конечно же, Том!"

в двадцать три все становится резче, отчаянней, злее. жизнь прорезана гранью на "до" и на "после войны". что горело в груди - не погасло, но словно бы тлеет, по ночам прорываются выстрелы в тихие сны. одноклассники хвастают: жены! детишки! а я-то... впрочем, верю, найдется работа и дело для рук.

"- говорят, что не выйдет... попытка не пытка, приятель."
"- ну и пусть говорят, ведь они нас не видели, друг."

время тикает, скачет, несется упряжной четверкой. у вчерашних мальчишек - гляди-ка!- уже борода, у вчерашних девчонок - прислуга, семья и уборка, почему, для чего, как успели, когда же, когда? вот тринадцать: кино про ковбоев и шпаги из палок, вот семнадцать: влюбленность, обиды, экзамены, страх. в девятнадцать смеялись, что мира, наверное, мало, в двадцать семь, не увидев и доли, решили - пора! время, время, дорожную пыль разбивают копыта, не вернуться назад, не увидеть, что там, за спиной. Венди пишет диплом, на работу устроился Питер...

просто жизнь остается игрой, раз играешь давно.

сколько б ни было лет - их всегда слишком мало, не думай. не становятся старше солдаты картонных мечей. цирки, листья, рисунки; жирафы, пантеры и пумы; вера, дружба, серьезная правда, забытая честь. улыбайся, пока к приключениям тянется сердце, кувыркайся, свисти, крась заборы, валяйся в траве. пожилые профессоры после полуденных лекций исчертили маршрутами карты - идут в кругосвет.

... так сбегай от заученных истин - к далекому морю, к непокорным пиратам, к ковбоям, не бойся, живи.

"- как там ваши студенты, не сдали еще, мистер Сойер?"
"- бестолковы ужасно. вот мы в их года, мистер Финн..."
wolfox: (steampunk_3)
"засыпай, мой юный Мио, мой светлый рыцарь, будет ясной и счастливой твоя судьба. лунный князь на звездно-блещущей колеснице заливает реку топлива в млечный бак. ночь-ткачиха раскидала по крышам пряжу, бродят кошки по карнизам, по темноте. засыпай, мой юный Мио, расти отважным, благородным, смелым, сильным, как твой отец."

за окном - гирлянды, елки, завалы снега. лампы свет едва дотронулся до лица. тетя Джейн - не мама, мама давно на небе, тетя Джейн... ну, просто тетя - жена отца. слово "мачеха" колючее, будто хвоя, тетя Джейн - совсем не злая, беда не в ней. просто их с отцом - без тети - осталось двое, а отец - он далеко, на своей войне.

тетя Джейн приходит, сказки читает Мику, подтыкает одеяло на добрый сон. говорит про храбрых рыцарей, флаги, пики, про принцесс, про башни замков и тишь лесов. из столовой прилетел шоколадный запах, голос тети, хруст простынок, скрипучий стул. Мику что принцессы? он бы хотел, как папа - рассекать стальными крыльями высоту. эти рыцари - давно уже устарели, кто теперь играет в них? дураки одни. только тетю жалко, пусть уж... Мик сонно дремлет, вдалеке горит звезда и его манит.

тетя Джейн дочтет рассказ до седьмой страницы, осторожно поцелует, уйдет наверх. затихает шум на улице.
Мику снится -
он идет
во тьме,
и вдруг - зажигают свет.

Мику снится, будто рыцарь он - есть доспехи, солнце ярко отражается на броне. облака-барашки хвастают белым мехом, все так просто - как случается лишь во сне. конь под Миком - верный, быстрый и полный силы, щит у Мика - два грифона на серебре. Мик глядит вперед - и конь расправляет крылья, и взлетает выше...

...выстрелов четкий треск.
Мик соображает быстро - война! засада! в небе вражеские птицы - оскал клыков. Мик уже как будто вместе - и конь, и всадник, и лететь ему уверенно и легко. светит огненная пика в его ладони, вот замах - бросок - пике - и еще замах... в крыльях вихри завывают, поют и стонут, расползается на клочья густой туман. бой идет, по стали молнии хлещут плетью, разлетаются осколками в синеве...

"здравствуй, рыцарь поднебесья" - смеется ветер.
голос папы...
папа?
папа!
окно. рассвет.

мандарины, чай, корица и ветки ели; вырастая, забываем иные сны... новый год придет на следующей неделе. через месяц объявленье: конец войны. вырастая, разучаемся просто верить, получаем - шрамы, опыт, врагов, загар.

Микаэль зовет дракона "бродягой", "зверем", даже в отпуск он приходит к нему в ангар. полирует чешую, хоть ворча - с заботой, говорит ему "не кисни и не болей"... Микаэль спиной прижался к стальному боку, от драконьего дыханья рукам теплей. разве важно, что сейчас Микаэлю снится? разве важно, кто приходит к нему во сне?

"засыпай, мой юный Мио, мой светлый рыцарь. завтра выпадет пушистый и мягкий снег."
wolfox: (steampunk_3)
было давно, поросло забытьем и пылью, мягкою шкурой свитков, трухой табличек. те, кто сражались, ждали, любили, жили - что остается нам от былых величий?

духи и совы смотрят с ветвей осенних, белки шуршат и цокают, чуя порох. Хагуро любит волю, не любит стены, переплетенье стен означает "город". Хагуро, Сын Реки, Ястребиный Коготь, на перекатах рыбы хвостами плещут. Хагуро знает "мало" и знает "много", было добычи много - теперь все меньше. "скоро" бывает - через луну и ближе, "близко" - полет стрелы и скачок оленя, если не близко, можно сказать "не вижу", "скоро" бывает разное - это "время". Хагуро - следопыт, проводник для белых, племя его ушло на восток в дорогу. надо точить копье и готовить стрелы; скоро враги, их близко и очень много.

прадед отца у Хагуро был шаманом, нюхал беду по ветру и знал, что будет. воют шакалы утром в густом тумане, "враг" состоит из слов "далеко" и "люди". прадед отца погоду читал по лужам, быть бы как он - и время вперед узнать бы... духи и совы смотрят, пророчат ужас, чертят из палых листьев дурные знаки.

"враг" тоже разный, сильно другой для белых, Хагуро помнит, "враг" - это очень просто: скальп с волосами, сердце (бывает смелым), тело в узорах и амулеты-кости. новое слово веет огнем и чадом, плавленым камнем, мертвым глухим железом. город рычит по-волчьи. не спит ночами (слово "сопротивление бесполезно" кажется старой костью, вонючей крошкой). воздух водой болотной сполна напоен, Хагуро не уйдет - он не трус, а воин, воину умереть - это много проще.

вместо стрелы и лука - фитиль и порох, злые стальные звери к земле припали. на языке свободных "война" и "скоро", вместе звуча, похожи на слово "падаль". звери без перьев, с кожею серебристой, взгляд их (по слову "лампы") - охапки света.

мир за границей города дышит жизнью - дух есть у каждой травки, у каждой ветки. есть ли душа у теплой и гладкой стали? прадед отца, наверное, рассказал бы. звери, наверно, живы - они летают, смотрят на мир загадочными глазами. но не имеют памяти, слова, слуха, рыба на перекатах - и та умнее...

прадед сказал бы - надо вдохнуть им духов.
Хагуро просто делает, что умеет.

месяц - тарелка, льющая ночь на землю, если шаман зовет - то его услышат. между гранитных плит прорастает зелень, в переплетеньях стен пробегают мыши. духов будить - нелегкое это дело, ночь замирает, тянется на исходе. странные духи, духи творений белых, встаньте и спойте песню своей охоты! память камней и тверди откроет двери, пойте же песню жизни и песню силы...

враг не дойдет - его повстречают звери, прячущие огонь в серебристых крыльях.

позже пилоты будут шутить у стойки, страх отгоняя смехом и кислым пивом: он как живой сегодня! - и мой! - а мой-то!... кто-то смолчит, и в дыме утонет сивом. кто-то во сне увидит, как, легче пуха, он улетает в небо - все выше, выше...

город накрыт закатом и полон духов.
звери стучат сердцами, урчат и дышат.

было давно, не здесь, и совсем не с нами, теплый подземный ветер, глухие звуки.
поезд шевелит глянцевыми боками.
хочешь погладить? ну же, не трусь.
дай руку.

steampunk-7

Nov. 5th, 2011 12:07 pm
wolfox: (steampunk_2)
для Лисо
и всех остальных

просыпаясь, он видит - дома и мосты, в дымном небе растут кучевые цветы, с крыши старых заводов мяучат коты, восхваляя апрельскую жизнь. дирижабль отправляется в семь двадцать пять, в переулках газетчики сипло вопят, пробиваются в колледж студенты, толпясь, от трамваев брусчатка дрожит. бестолковей историй еще поискать: он уже не юнец - но не старец пока, он хотел бы родиться в иные века, но уже на работу пора. он рисует проекты - но их не берут, он бросает монетки в замшелистый пруд...

... он придумал когда-то такую игру - в Эльдорадо, Обещанный Край.

Эльдорадо - блестят жемчугами пески, Эльдорадо - ни горя ни знать, ни тоски, разноцветные птицы слетают с руки, лес шумит изумрудной листвой. там рычит леопард, выходя на скалу, горный пик - словно в тучи вонзили иглу, и озера - как пара сияющих лун, и в ушах нескончаемый звон.

но попасть в Эльдорадо непросто, смотри: не дойдет пароход - разобьется о риф, паровозных дорог не проложат внутри, через горы проехать нельзя. только воздухом - диким отдавшись ветрам, через пропасти, скалы, не видя преград, сверху первым увидеть, как тлеет заря, огнегрудою птицей скользя.

Эльдорадо - волна обнимает причал, Эльдорадо - минута дороже чем час, длиннохвостые звери с деревьев кричат, нет ни грусти, ни боли, ни зла. Эльдорадо приходит в усталые сны, Эльдорадо мерцает, зовет и манит...

...он рисует проекты один за одним, каждый первый рисунок - крылат.

с высоты дирижабля, с хребта корабля виден шарик летающий, шарик-Земля, наш единственный дом, наш единственный клад, что готов ты отдать для него? горизонт изогнулся дельфиньей спиной, если вышел в дорогу - вернешься иной, в жилах медно искрится хмельное вино, Эльдорадо - для каждого свой. воплощенье, мечта, золотые лучи, на приборах помехи, приемник молчит, замыкает контакты горячей свечи, нас уводит в сиянье весны.

говорили ему - мол, безумье и бред, а потом - обещали купать в серебре...

...он на спинах могучих железных зверей долетел до волшебной страны.

он шагал по обрывам над бурной рекой, видел светлые ночи и память веков, приручал ягуаров, смеялся легко, ледяной умывался водой. я не знаю, как дальше еще рассказать, Эльдорадо - в считалках и в детских глазах...

...я слыхал, он недавно вернулся назад - загорелый, веселый, худой.

синий шарик-Земля разгоняется вдаль, пролетают секунды, недели, года, пусть тебе говорят - "позабудь, ерунда!" - ты не слушай, не в этом их суть. в каждой детской мечте скрыт волшебный кристалл, если вера упряма, сильна и чиста - ты достигнешь того, о чем раньше мечтал.

далеко, в изумрудном лесу, ярко-алые хищные зреют цветы, меж деревьев пятнистые ходят коты, там упрямый мальчишка - такой же, как ты - не желает уснуть до утра. он мечтает: за морем, где люди светлы, где ветра запевают от множества крыл, где огромные башни скрывают дары - Эльдорадо, Обещанный Край.
wolfox: (steampunk_3)
листья под ногами - колко, обуваться - неохота,
в километре от поселка начинается болото.
средь осоки и осота дремлют ящерки и жабы,
ежедневно над болотом пролетает дирижабль.

желтым пузом лягушачьим задевает край заката,
в те края, где что-то значит слово, данное когда-то,
в те края, где башни выше, где не тихо и не сонно,
где на плоских рыжих крышах спят огромные драконы.

в километре от поселка - жабы, лужи, куст малины.
возвращаться можно долго, пятками цепляя глину,
позже, ночью, до рассвета, молчаливо и упорно,
клеить крылья из газеты, что приходит каждый вторник.

прыгнуть с яблони - порвутся - рейки надо бы покрепче,
сон забудется наутро, но припомнится под вечер.
пусть родители ругают. как бы дома ни держали -
снова листья под ногами, ожиданье дирижабля.

снова мысли о полетах, о загадках, о драконах,
о лесах, где шепчут клены, о лугах, где бродят кони,
хоть бы цирк прошел бродячий, может быть, тебя бы взяли!
дирижабль уходит дальше, в нерассказанные дали.

нитка рвется там, где тонко, знамя вьется там, где ветер,
собирай свою котомку, просыпайся до рассвета.
будут мчаться дни в дороге, будут годы обученья,
будут радости, тревоги, ожиданья, огорченья.

будет злость - "опять не вышло" и мозоли на ладонях.
будут солнечные крыши, медь свернувшихся драконов.
ряд машин в стальных заплатах, спицы крыльев - словно жала,
третий класс туда-обратно - твой билет на дирижабль.

спи!... все будет. время терпит, время "икс" еще настанет,
утро небо красит серым, неумелыми мазками.
твой рассвет шагает споро, в сентябре тепло и сухо,
дирижабль грезит морем, плавником под желтым брюхом.
wolfox: (steampunk_2)
мистер Холмс, помогите! я к вам со своею бедой.
может, вы не поверите - я бы себе не поверил.
но за мной неусыпно следит стая черных дроздов,
в чашку чая с утра осыпаются черные перья.

бьются крылья и клювики в старых напольных часах
(не глядите, что я близорук - я все вижу отлично!),
птичий пух у жены моей в длинных ее волосах,
и глядит на меня она искоса, сбоку, по-птичьи.

началось все с родни - "мы семья, мы должны их кормить":
сестры, братья жены, мать, отец, пятиродный племянник.
я, куда бы ни шел, опасаюсь на них наступить,
чей-то сын в моем кресле... в комоде - две старые няни...

как их счесть? сосчитайте-ка стаю дроздов на ветвях!
птичьи глазки сверкают. щебечут. о чем? я не знаю.
я стараюсь их слушать, мы все же семья... ведь семья?
я чириканье слышу, они же меня - понимают.

мистер Холмс, помогите! меня, я считаю, убьют -
не сегодня, так завтра, не завтра, так через неделю.
эти черные птицы невинно так зерна клюют,
но они, я уверен, замыслили черное дело.

если б только они! я в палату собраний вхожу -
стаи черных мангустов клубками свернулись на креслах.
я не вижу людей... адвокат мой - сверкающий жук,
жук-рогач с твердым панцирем, вечно напорист и весел.

мистер Холмс, помогите! я больше плачу - раза в два,
раза в три или в пять, только сделайте эту уступку...
мистер Холмс... ах, простите, я, кажется, вижу не вас -
вижу черного пуделя в кепи и с лаковой трубкой.

ухожу, мистер Холмс, ухожу. извините. до встреч.
выпью горькой настойки, согреюсь, усну как сумею.
у меня начинается жар и мерещится бред...
не забыть бы купить свежих зерен на ужин семейный.

steampunk-4

Aug. 5th, 2011 11:29 pm
wolfox: (steampunk_1)
знаешь, сказки бывают разные, про драконов и про принцесс, про болотища непролазные, про волшебный поющий лес. про отважного Белорыцаря, что дракона сразит мечом.

стлеют свитки, страницы выцветут.
кто расскажет тогда?
о чем?

где туманы коврами сотканы - черный замок, вода во рву. за бойницами, за решетками есть принцесса. ее зовут...

...Ингрет. Герта. как больше нравится: "мисс Мак-Эванс", "механик", "эй!". Герте, в общем, давно без разницы, "рыжей тумбой" мальчишки дразнятся, Герта фыркает: "рот заклей!". коренастая и не тощая, лоб - веснушки, башка - бурьян. на принцессу похожа, в общем-то... ну, наверно, как ты да я. летный комбинезон оранжевый на фигуре висит мешком...

на работу сегодня - раньше бы.
Герту ждут.
ее ждет -
дракон.

все как надо, стоять, без паники. знаешь слово - "война", "конфликт"?
ну а Герте приносят - раненых.
не людей.
тех, кого нашли.

вот, сегодняшний - средней тяжести. брюхо порвано и крыло. в ране гайки сверкают бляшками; провод - целый, ну, повезло. гром-дракон, с чешуею крепкою, не один носил высший чин, распластался в ангаре "эпсилон".

Герта, слышишь? иди, лечи!

лампы луч боязливо дернулся на драконьих стальных клыках. Герта гладит дракона по носу, гладит вмятины на боках. "что за глупость, машина ж..." - шепоты, пусть их шепчут, что нам до них. глаз дракона - фасетка в копоти - смотрит, словно бы видит сны.

"будет больно немножко, маленький". ключ, отвертка, паять, крепить. бронза, медь, паровик и валики. "ты не бойся, ты потерпи". Герте сорок, дракону - месяцы; тонны стали, клыков, когтей: на хребет залезть - надо лестницу, крылья лягут от стен до стен. "будешь снова летать, как новенький", "там, на фронте - не страшно, нет?". Герта лечит - отверткой, словом ли, за окошком кружится снег.

день закончился, все уставшие, можно в душ и идти домой. Герта чистит дракона замшею, закрывает дверь на замок.
Герте сорок. война. невесело. скуден (хлеб и крупа) паек.
а дракон из ангара "эпсилон" спит -
и видит во сне
её.

steampunk-3

Jul. 7th, 2011 11:10 am
wolfox: (steampunk_3)
не охоться на здешних фей: это вам не тут,
здесь убьют, потом догонят - еще убьют,
выпьют досуха, влагу всю по полям прольют,
жизнь не жаль свою?

обернутся саламандрой, змеей - и в лес,
ни один сыскной кобель не берет их след,
серебро их не убьет, не удержит клеть,
ну куда ты влез?

под рубашкой видишь шрамы? смотри, смотри,
зубы этих фей - острее, длиннее бритв,
колдовство и шестеренки у них внутри...

не дыши. замри.

может, в ночь тебе приснится, что ты бежишь -
саламандрою, змеей, босиком по ржи,
за спиною - шелест крыльев и скрип пружин,
а в руках - ножи.

и когда ты обернешься - рыча, визжа,
солнца выплеск разобьется о гладь ножа,
ты увидишь... право, парень, тебя мне жаль.

жилы не дрожат?

ну, иди тогда к завскладу, возьми ружье
и одежду. койкоместо теперь твое.
час до полночи - отбой, семь утра - подъем.
понял? дуй. адье.

и откуда вы беретесь - огонь в груди,
бестолковые, смешные; что впереди?..

кто стучится? доброволец еще один?
ты входи, входи.

steampunk-2

Jun. 8th, 2011 09:20 pm
wolfox: (autumn fox)
столичный экспресс отбывает в семнадцать тридцать,
он точен, как солнце и звезды, как счетчик дней.
Агата - очки, чемодан и мужская стрижка,
она отправляется в город. к чужой родне.

кондуктор приносит ей теплого чаю с мятой,
"вот леди!" - он думает, - "всем бы в пример её".
кондуктор не знает, что сердце в груди Агаты
испуганно бьется подстреленным воробьем.

Агата пока еще держится - прямо, строго,
подумаешь, город! подумаешь, что одна!..
экспресс, как собака, почуяв ее тревогу,
неслышно рычит дрожью столика у окна.

он слышит Агату, он видит ее опаску,
но как успокоить? вот разве едва-едва...
вот люди своим младенцам читают сказки...
экспресс начинает напевно шептать слова.

историй людских он не знает - лишь то, что помнит,
что было когда-то внутри, меж его боков.
Агата, свернувшись клубочком на нижней полке,
сквозь сон слышит сказки - про умных и дураков,

про сыщиков с напомаженными усами,
про юных актрис, про молчащий в ночи вагон...
Агата вначале ахает - записать бы!
потом замолкает, и слушает: час, другой.

про псов тайной службы, про выстрелы и рубины,
про треснувшее случайно стекло в часах.
Агата уже не боится. ночь будет длинной.
она представляет лица и голоса.

светает. экспресс прибывает в свою столицу.
ему непривычно спокойно, почти легко.
и прежде чем с пестрой вокзальной толпою слиться,
Агата смеется. и машет ему рукой.

steampunk

Jun. 1st, 2011 10:50 am
wolfox: (autumn fox)
один на заводе, в цеху, работал - привык уж, наверное, лет с восьми.
навырост рубашка, штаны и боты, да рваная кепка, да горький жмых.
по виду тринадцать, а может, меньше - кто их разберет, босоту и голь,
он сам-то не помнит свой день рожденья, и жизни не знает совсем другой.

другой жил в пристройке, почти на крыше - каморка три-на-три, кровать и стол,
был летчик когда-то, весь был да вышел, на хлипкую пенсию, вишь, ушел.
в груди шестеренки, хребет из стали, как лопасти выгнуты позвонки -
врачи починили, но не летает. и хлещет вишневку с глухой тоски.

они познакомились так, случайно, нетрезвым был Карл, а Малыш скучал,
и был разговор с бледно-желтым чаем, о небе, о солнце и о лучах,
о летчиках, крыльях, о красной краске (чтоб на фюзеляже была - звезда)...
и тронулась с места слепая сказка, но двинулась вовсе уж не туда.

Малыш на заводе заклепки тырил, а Карл экономил на сухарях,
скрываясь от всех контрразведок мира, соседям ни слова не говоря,
они собирали его три года - в заброшенном складе, брезентом скрыв,
и вот, наконец-то - рассвет, погода практически летная, старт игры.

вот катится с горки шальная сказка, грохочет колесами, пар плюет,
кому-то тропа - скоростная трасса, кому-то ореховый прут - копье.
летит самолетик, летит все выше, крылом распахав чудеса и быль,
за смог и туман, за иные крыши, на поиск нездешней, чужой судьбы.

кому-то и небо - трава под ноги, кому-то - дорога за облака,
и пусть их хранят молодые боги - в кожанках и в летных глухих очках.
...и, рот распахнув, изумленным взглядом за этим полетом следит с земли
бродяга по прозвищу Принц. а рядом лежит механический теплый Лис.

Profile

wolfox: (Default)
wolfox

December 2016

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18 19202122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:27 am
Powered by Dreamwidth Studios